thanksy

nothing for you!


http://www.lookatme.ru/mag/people/icon/201523-knight?utm_source=feed&utm_medium=posts&utm_campaign=




podmost:

Podmost “Russian Criminal Tattoo” 2014 Grey Sweatshirt.

podmost:

Podmost “Russian Criminal Tattoo” 2014 Grey Sweatshirt.

(via muu57)




Illmatic и Reasonable Doubt

Illmatic и Reasonable Doubt




Ввв

Бигги реди ту дай лирикс стайл




36:40 японский семпл интро трудности перевода




gangsta




vogue




http://www.hopesandfears.com/hopesandfears/ideas/experience/121543-ataka-mdk




champagne4theepain:

121212 X Pyrex Religion Hoodie

champagne4theepain:

121212 X Pyrex Religion Hoodie

(via jamthegab)




http://www.furfurmag.ru/furfur/all/culture/165455-dmitriy-oskes-o-tom-kak-faces-laces-rabotaet-iznutri




isabelsk:

http://shop.vfiles.com/collections/womens/Isabel-S-K

isabelsk:

http://shop.vfiles.com/collections/womens/Isabel-S-K




Ñàìûå æåñòîêèå ñåðèéíûå óáèéöû - Áëîãè - èçâåñòåí Òàêæå óáèéöà ÷åëîâåê æåðòâ




http://www.rap.ru/reading/19701




http://www.rap.ru/reading/19697




kanye

Малибу, штат Калифорния — окна звукозаписывающей студии «Shangri-la» выходят на пляж «Zuma», позади которого расстилается безбрежный Тихий океан. Кажется, это идеальное место для медитации. Здесь звукозаписывающее оборудование расставлено по всему пространству: оно и в старом автобусе и в нежно-белом доме, в котором нет зеркал. Но в «Shangri-la» нет места отдыху… По крайней мере, для Канье Уэста. На несколько дней в конце мая — начале июня он и небольшая группа людей, состоящая из его близких, артистов и непрошенных поклонников, приехали сюда, чтобы завершить работу над шестым сольным альбомом мистера Уэста «Yeezus», который выходит во вторник.


Одно это уже говорит о том, что он отошёл от привычного максимализма и серьёзности в работе и перешёл к полному минимализму, доверившись своей интуиции.

Звукозаписывающая студия была построена под руководством Боба Дилана и его группы в 70-ых годах прошлого века — здесь даже были сняты несколько эпизодов «Последнего вальса». Позже, в 2011-ом году, студия была выкуплена продюсером Риком Рубиным, человеком, ради гениальных идей которого, мистер Уэст и приехал в Малибу. Вместе они отшлифовали неровные края альбома, а некоторые треки и куплеты и вовсе переписали. Шли дни, черновые треки становились неузнаваемыми, композиции становились всё более устрашающими — и теперь они звучат просто фантастически.

Мистер Уэст — эксцентричный артист с самой необычной хип-хоп карьерой десятилетия. Ни одному другому рэперу ещё не удавалось так тонко сочетать в себе нотки нарциссизма с желанием просветить общество. Большую часть своей карьеры он потратил на поиски того, как можно создать всепоглощающую музыку высокого качества, которая давала бы пищу для размышлений. Ему удалось расширить рамки хип-хоп музыки: хип-хоп стали уважать не только низший и средний классы общества, но и деятели искусства всех мастей.
Вместе с этим, он пережил огромное количество нападок в свою сторону, он даже успел поссориться с двумя президентами. И, конечно же, ни одно посещаемое им мероприятие не обходилось без скандала.
Несмотря на все это, главным в жизни мистера Уэста всегда оставалась музыка. Он постоянно экспериментирует с ней и совершенствует свой стиль. Его новый альбом «Yeezus», как говорит сам Канье, будет разительно отличаться от всех его предыдущих работ.
Я встретился с Канье в «Shangri-la», и во время беседы, оказавшейся несколько продолжительней, чем было запланировано — вместо 3-ёх часов мы беседовали 3 дня — тридцатишестилетний уроженец Чикаго рассказал мне о своём новом альбоме «Yeezus», поведал о том, как он с малых лет закалял свой характер, вспомнил о том, как начинал музыкальную карьеру и открыл несколько эпизодов из своей личной жизни.
После выхода твоего первого альбома «The College Dropout», люди стали ассоциировать тебя с человеком, который способен бороться за своё место под солнцем, человека, который не успокоится, пока не получит всего того, что заслужил. Я считаю, что, если ты в чем-то уверен, нужно доказывать свою правоту. В 7-ом классе я хотел попасть в школьную баскетбольную команду. Я не попал, но все лето тренировался. Меня взяли в летнюю лигу. Моя команда тогда выиграла чемпионат; я был плеймейкером. В 8-ом классе я тоже тренировался, и я забивал все штрафные броски, даже научился, как следует забивать мяч из-под кольца. Когда я посмотрел на список, заявленных на турнир игроков, и не увидел в нём своего имени, я поинтересовался у тренера, что происходит. Он ответил: «Тебя там нет. Смирись». Я сказал: «Но я ведь забил все мячи».


В следующем году я пошёл в новую школу, там меня взяли в юношескую сборную, потому что я очень хорошо играл. Но я не был в команде с восьмиклассниками из-за того, что так хотел какой-то тренер (какой-то тренер, какой-то критик, какая-то медиа-личность — по поступкам они все одинаковые). Когда я не попал в команду к своим, я подошёл к нему и крикнул: «Я заслуживаю места в команде, потому что я отлично играю!». Когда я не получаю того, что заслужил, я говорю все, что думаю тому, кто встал у меня на пути.

Ты действительно «забил все мячи».
Да — теперь все хотят взять меня в команду. А я предупреждал, что создам свою команду и докажу людям, как они были неправы. Каждый раз, когда я представлял что-то миру, это доходило до каждого, кому это предназначалось. Вот, что я называю борьбой за справедливость, самой справедливостью. Не обязательно начинать войну, чтобы добиться справедливости. Осветить путь людям и указать им верную дорогу — вот, что я называю справедливостью. Ею также может быть уравнение сил на музыкальной арене, на которой я теперь играю. Знаете, если Майкл Джордан может спокойно кричать на судий, тогда и Канье Уэст — музыкальный Майкл Джордан, может спокойно сказать: «Вы не правы».
У тебя много Грэмми. Два моих альбома «My Beautiful Dark Twisted Fantasy» и «Watch the Throne» были номинированы на альбом года, это с учётом того, что я выпустил их в один год. Если я не ошибаюсь, то у меня больше всех Грэмми в моей возрастной категории, но я ещё ни разу не выиграл Грэмми у белого человека. Но, по большому счёту, мне плевать на Грэмми; точнее, они нужны мне лишь для статистики. Ты хочешь, чтобы в исторических записях все было правильно. Да, я не хочу, чтобы нашу историю перевирали у нас на глазах. По крайней мере, моё время. Я действительно ценю то, что я выиграл в номинации рэп-альбом года и во многих других. Но потом я подумал: «Стоп, это ведь нечестно. Это подстава».


Ни Гнарлз Баркли, ни Джастин Тимберлейк не взяли альбом года. Тогда я посмотрел на Джастина, как бы спрашивая: «Ты действительно хочешь, чтобы я вышел на сцену? Ты хочешь, чтобы мы подрались?»

Подрались за несправедливость к тебе?
Подрались за восстановление справедливости. Я пользуюсь доверием у публики, я оказываю влияние, я нужен им, поэтому я могу контролировать происходящее. Представьте себе ситуацию. Маленькая девочка хочет быть певицей, она отказывается от псевдонимов, главное, что у неё есть — это голос и послание, которое она хочет донести до мира. И если вы спросите у меня: «Она тот человек, который записал лучший альбом года?», я отвечу: «да», потому что это то, что я называю справедливостью. К тому же, я уже был на её месте.

Стоп, а ты сейчас не противоречишь самому себе? Вспомни тот момент, когда на премии MTV Video Music Awards ты прервал речь Тейлор Свифт.
Эта ситуация постоянно приводила меня в восторг. Она открыла мне глаза на многое. Мой поступок был красив, искренен. Я до сих пор восхищён своим поступком.

Ты не жалеешь о случившемся?
Ни капли.

Для тебя вообще существует понятие «сожаление»?
Если тот, кто читает эти строчки, ждёт, что я начну извиняться за какие-то ситуации из моего прошлого, советую вам дальше не читать это интервью.

Но в прошлом тебе приходилось за что-то извиняться.
Да, раньше я был очень неуверенным в себе человеком. Вот, почему, мне иногда тяжело сформулировать своё послание. Я слишком долго находился под давлением сверстников.

Получается, что ты просил прощения только, когда тебя заставляли сверстники?
Да.

Если можно было бы вернуться в прошлое, то ты бы поступил иначе или скорее забрал бы своё извинение?
Знаете, что? Я отвечу, потому что я не боюсь этого сказать. Возможно, это прозвучит, как сумасшествие. Это очень сильный альбом, и для многих людей он многое значит. «Dark Fantasy» — это моё очень длинное и неискреннее извинение. Ну, знаете, когда люди льстят и делают лживые комплименты? Это было как раз такое извинение. Были только искренняя читка и мастерство звука. Я просто подумал: «Я сделаю для вас альбом, ребятки, а вы за это поддержите меня. Вы ведь хотите, чтобы мои альбомы стояли у вас на полках».

Не хочется смотреть на этот альбом твоими глазами.
Я не стремлюсь к тому, чтобы общественность меня любила. Я анти-звезда, и моя музыка тоже анти. Выпустив тот альбом, я дал слушателям то, чего они хотели. Не думаю, что, если бы я так обожал публичность и зависел от мнения критиков, я записал бы такой трек, как «Black Skinhead», который будет «Yeezus».

Получается, что «Dark Fantasy» — лживый альбом?
Как минимум 80% альбома — я полностью искренен, остальные 20% — я не до конца искренен. В доме престарелых пожилые люди делают всё, что они хотят. Я слышал, что Стив Джобс тоже делал то, что хотел, но я не думаю, что он на 100% был независим. Даже Рик Оуэнс не всегда делает, что хочет. Да что там, даже сам Канье Уэст не всегда ведом только своим эго. Иногда так случается, что ты узнаешь, что совершая те или иные поступки, ты руководствовался чужими соображениями, но в момент, когда ты это понял, уже поздно что-либо менять.
Я не хочу плохо говорить о «Dark Fantasy». Я никогда не остаюсь полностью доволен тем, что я делаю, и я могу спокойно сказать об этом людям. Я осмеливаюсь критиковать и говорить правду не только другим людям, но и самому себе.

Такое ощущение, что «Dark Fantasy» был своеобразным компромиссом. Потому что до этого, когда ты выпустил альбом «808s & Heartbreak», ты сказал: «Забудьте все, что вы слышали от меня раньше».
Да, мне даже советовали изменить имя для этого альбома.

Твой лейбл?
Он самый, причём говорили совершенно разные люди. Я только и слышал: «Выпусти альбом под другим именем». Когда альбом вышел, люди говорили: «Было бы круче, если бы на альбоме было больше рэпа». Тот факт, что у меня не очень хорошо получается петь, сделал «808s» особенной записью.


Ни один профессиональный певец не смог бы сотворить что-либо подобное.
Да. Мне даже нравится, что в чем-то я полный профан. Но я так молод, и у меня ещё полно времени.

Между альбомами «Graduation» и «808s» многое произошло. Тогда ты пережил один из самых тяжёлых моментов в своей жизни (смерть матери).
Моя боль превратилась в творческий подъем. Я прибегну к известному изречению и скажу, что лучшие произведения искусства создаются тогда, когда человек переживает самые тяжёлые моменты в своей жизни. И добавляю: великие произведения искусства могут создать только великие творцы. А многие до сих пор переживают, потому что у них не получается создать альбома такого уровня, за счёт которого можно было бы изменить все звучание радио.

Считаешь ли ты, что «808s» — это твой самый проникновенный альбом?
Некоторые артисты уже прошарили, что нужно делать, чтобы звучать, как Канье Уэст времен «Graduation» и «808s», и у них действительно хорошо получается копировать меня. «Stronger» был первой в своём роде танцевальной рэп-песней. «808s» тоже в каком-то смысле был первым. Это был первый альбом чёрной новой волны. До релиза этого альбома я и не осознавал, что дал толчок развитию современной музыки. Я одним из первых подключил к работе графических дизайнеров, таких, как Питер Сэвилл и Рэф Симонс, и открыл дорогу музыкантам в мир высокой моды. Я не знал, что такое новая волна! Но я являюсь чёрным представителем новой волны.

Почему ты не стал петь, если тебе так это нравится?
Я стал читать рэп, потому что мне нужно было как-то выразить себя, а вот петь у меня не очень получается.

Кажется, что тебе очень нравится внимание. Были ли в твоей жизни моменты, когда тебе хотелось, чтоб тебя перестали узнавать?
Да, когда я только осознал, что совсем скоро я стану известным, я стал ценить последние минуты без внимания людей. Я шёл в музыкальный магазин «Virgin» и думал: «Наслаждайся последними секундами свободы». Я знал, что я многого добьюсь; я был в этом просто уверен.



До того, как ты стал большим артистом, ты был продюсером. Ты много сделал много музыки для альбома Jay-Z «The Blueprint».
Я делал треки, которые звучали, как у Тимбалэнда и DJ Premier. Jay-Z просто невероятный собеседник, именно благодаря ему стал так популярен соул. А я умел создавать соул даже с закрытыми глазами. Открыть свою душу и показать внутренний мир я смог благодаря моим родителям. Раскрыть свой талант я смог благодаря Dead Prez, Mos Def и Talib Kweli. Jay-Z помогал мне больше всех, он дал мне шанс, и я воспользовался им.
Задолго до этого, когда я только начинал, мои биты звучали, как у Cam’ron, Mase, немного в стиле Jay-Z и ещё много кого. После встречи с Dead Prez, я понял, как нужно не только создавать биты, но и читать рэп под соул музыку. Я создал трек “All Falls Down” за 15 минут.

Серьезно?
Да, именно так я нашёл свой стиль. Я все время тусовался с ними в Нью-Йорке. Я писал им музыку. Они разрешали мне ходить с ними повсюду. У них я многому научился.

Чем твой первый альбом «College Dropout» отличается от второго альбома «Late Registration»?
На втором альбоме я поэкспериментировал со звуком оркестра. Я добился того звука, какого хотел. Я скрестил нескрестимое, чтобы посмотреть, что из этого может получиться. Мне кажется, альбом получился очень чикагским, в стиле Куинси Джонс.

Ты даже поработал с Джоном Брайаном.
Мне нравились работы Джона Брайана. Мне он всегда казался таким подростком-забиякой, но я очень уважал его творчество, поэтому рискнул с ним поработать. Я всегда с почтением отношусь к людям, чьё творчество мне нравится.

Эта эра твоего творчества связана с одним конфликтом. На благотворительной акции по сбору средств пострадавшим от урагана Катрина ты заявил: «Джорджу Бушу наплевать на чернокожих». Это не было песней, ты сказал это в интервью, но эти слова произвели огромный ажиотаж.
Да. Мне кажется, этот конфликт имеет огромное значение для нашего поколения. Люди не должны бояться выражать своё мнение. И пора привыкнуть к тому, что я всегда всё говорю напрямую.

Ты осознавал, что говорил, или это были эмоции?
Просто слетело с языка. Я пришёл в майке от кутюр. Вряд ли я отправился бы в таком виде на войну.

Ты уже очень опытный артист, сейчас ты все ещё желаешь что-то кому-то доказать, или ты уже успокоился? Мне кажется, альбом «Watch the Throne» был глубоким по содержанию.
Нет, я нашёл новый способ самовыражения. Вы только вслушайтесь в «All Falls Down». Я сын своих родителей. Они так меня воспитали. Я сейчас на уровне Гила Скотта-Херона, который был не только замечательным музыкантом, но он был также неравнодушен к проблемам своего народа. Кроме того, я на уровне Майлса Дейвиса, который оказал значительнейшее влияние на развитие музыки 20-ого века.

Кто из вас с Джеем более угрюмый на альбоме «Throne»?
У меня всегда мрачное настроение. И я был немного не в своей тарелке. Нужно было ехать в тур, нужно было делать то, се. Я всё должен был делать сам.

Ты же молодой.
Но мне же нужно было работать с Джеем.

Ты не скрываешь своих отношений. Все знают, что скоро у тебя будет ребёнок. Когда люди любят друг друга, им легко. Кажется, весь мир вокруг счастлив. Но, когда любви нет, то отношения могут напрягать. И тогда все дела идут плохо. Точно. Я часто говорю, что лет через пять я буду спокойным. А сейчас я хочу жить, как рок-звезда. Хочу встречаться с постоянной девушкой. Мне нравится быть влюблённым. Это меня вдохновляет.

На шоу «Семейство Кардашьян» есть очень милый эпизод, в котором ты помогаешь Ким разобрать её вещи в шкафу.
Это был один из способов выражения моей любви. Любовь ведь можно выразить по-разному. Я столько мерзостей выслушал от людей после выхода этого эпизода, после чего я попросил, чтобы меня больше не снимали. Я не имею ничего против этого шоу, я просто не хочу ещё раз выслушивать подобные гадости. А ведь я всего лишь помог своему любимому человеку.

После смерти твоей мамы, понятие «семья» приобрело для тебя другое значение? Да. У меня была семья, но 80% своего времени я проводил с мамой. Моя мама для меня была (Пауза). Твоей семьёй. Именно так. Какие мысли у тебя были по поводу отцовства? Очень хороший вопрос. Больше всего я беспокоился о безопасности, о том, что мне нужно будет сделать, чтобы защитить своего ребёнка и его маму.



Ты когда-нибудь ощущал на себе ту защиту, которую хочешь дать своему ребёнку и своей девушке?
Я не хочу делиться своими мыслями по этому поводу. Я ещё точно ничего не знаю. У меня ведь ещё не было ребёнка.

Ты ещё не испытал на себе отцовство.
Да. И я не хочу рассказывать всей Америке о своей семье. Это мой ребёнок. Это не ребёнок Америки.

Первая мысль, которая пришла мне в голову, когда я услышал твой новый трек, была: это полная противоположность альбому «College Dropout». Такое ощущение, что это совсем другой Канье. Раньше ты говорил: «Я хочу мелодичный альбом, на котором будет много рэпа». Что изменилось?
Всё изменила архитектура. Меня вдохновила лампа Корбюзье. В Париже я жил в квартире на крыше. Записывался я у себя в гостиной. Акустика в этом пространстве была просто ужасной, но так как я планировал записать там обычные треки, то место было вполне подходящее. Все это происходило в начале этого года. Я ходил по музеям, заглянул в зал мебели в Лувре, после этого я приходил туда ещё 5-ть раз. Даже в нерабочее время. Кроме того, я посетил несколько домов, архитектурой которых занимался Корбюзье. Он делал просто фантастические работы. Я минималист в обличии рэпера. Приятно было вдохновиться французской архитектурой, а потом вернуться к Рику Рубину и рассказать ему о своих впечатлениях, ведь я всегда помню о Def Jam.

Это тот Рик, который в конце своих треков говорил «reduced by Rick Rubin»?
Он давно увлекается этим. Я ребёнок, который только познает азы минимализма, а он — мастер. Я так рад, что мне выпал шанс поработать с ним. Поработав с Риком, я понял, почему, несмотря на то, что я спродюсировал альбомы «Watch the Throne» и «Dark Fantasy», я до сих пор автоматически не выиграл в номинации альбом 2013-ого года.
Этот альбом не будет похож ни на что из того, что я делал раньше: у меня другой голос, и музыка по-другому звучит. Я назову одну песню, про которую все точно скажут отстой — это трек J-Kwon «Tipsy». Люди могут говорить, что треки такого стиля являются самым низкопробным хип-хопом, но мне этот трек очень нравится. На моем альбоме не будет оперных звуков, но звук всё равно останется впечатляющим. Я все ещё веду себя, как сноб, но я больше не подражаю церковным песням.

А мне не показалось, что в этом альбоме есть что-то снобское. И там очень интересный звук.
В этом альбоме одновременно трэп, хаус и звук дрели. Я хотел придать этому альбому настроение Чикаго. Чтобы, слушая его, вам казалось, что вы слушаете старый чикагский хаус. Мне кажется, «Black Skinhead» близок к такому хаусу, «On Sight» звучит, как настоящий хаус, и, наконец, “I Am a God” — это супер хаус.

Звуки инстинктов человека.
Да, звуки инстинктов человека, звуки племён. Иногда там прорезаются звуки того, что нас окружает.

Сейчас ты быстрее выбираешь, что надеть перед выходом в свет?
Определённо. Ведь сейчас у меня идеальный вкус.

Вспомни, что надевал 5-7 лет назад. Что скажешь?
Убей себя. Это все, что я могу о них сказать. Просто убей себя.

Когда ты только начинал, ты чувствовал себя аутсайдером, ты боролся за своё будущее. Сейчас ты все ещё чувствуешь себя аутсайдером?
Нет, мне кажется, я больше не чувствую себя таким. Мне больше не нужно зарываться в себе. Я прогнал того себя.

Что изменилось?
Мне кажется, мне помогли самореализация и вера в себя. Каждый человек сам развивает свою уверенность в себе. Естественно, она приходит со временем. Имя «Канье» и слово «тщеславие» — это синонимы. Но между этими словами есть различия. Действительно, какой тщеславный человек наденет килт?

И в моде есть доля тщеславия. Ты создаёшь одежду, но многие думают, что тобой управляет тщеславие, и ты не относишься к этой работе серьёзно.
Страсть — это чувство, свойственное людям. Страсть была свойственна восемнадцатилетнему мне. Страсть свойственна ребятам, которые приходят на мои концерты. Я не могу поддаваться страсти, потому что я должен много работать, чтобы представить миру большее, чем он от меня ждёт. Не верю, что есть люди, которые считают, что поход в магазин — это роскошь, которую не каждый может себе позволить. Но роскошь — это возможность позволить себе пойти в магазин и купить себе что-то.
Я разговаривал с одним человеком, который создаёт шмотки, я не буду называть его имени — если он прочтёт эту статью, очень прошу его на меня не обижаться, я просто не буду называть его имени — так вот, этот парень спросил меня: «Слушай, ты столько всего добился, у тебя многое получается, а почему бы тебе не заняться модой?». На что я сказал: «Я как раз её изучаю». Короче, потом я узнал, что этот парень на рождество не делает никому подарков. Если ты не даришь никому подарки на рождество, значит ты бездушный человек. Даже не разговаривай со мной.

Такое ощущение, что наше интервью — это твоя речь на вручении Грэмми. Все ли сразу после твоего успеха стало подвластно тебе?
Я называю себя профессиональным музыкантом, потому что у меня есть контракт с Universal Records. Я профессиональный творец. После того, как я создал кроссовки для Louis Vuitton, меня никогда больше не приглашали ничего создавать. Однажды мне даже сказали: «Если хочешь с нами работать, должен полностью подчиниться». Представьте себе, он сказал это мне! Почему это кто-то должен меня контролировать или подчинять себе? Я хочу сделать этот мир лучше! Я хочу только лучшего для всех! Хочу создавать крутые вещи! Что не так?
Вот, почему в треке “New Slaves» я говорю: «Я выбросил ключи от Майбаха» . Да мне бы лучше дали ключи от фабрики по производству одежды, я бы там сидел.
Я действительно хочу изменить этот мир, хочу что-нибудь изобрести. Если я не начну кричать, а буду молчать, тогда никто ничего не скажет, тогда ничего не изменится. Поэтому я всегда говорю: «Если есть проблемы, говори со мной! Уважай меня!».
Уважай тренд, который я установил. Да, и это тоже. Как только люди станут уважать труд других людей, все будут счастливы. Мне кажется, что Канье Уэст для людей имеет схожее значение, что имел некогда Стив Джобс. На данный момент я своего рода Стив Джобс интернета, столицы, моды и культуры. Мы оба долго к этому шли. После его смерти я чувствую нечто схожее с тем, что чувствовал Jay-Z, когда не стало Бигги. Я рад, что мне выпала возможность принять участие в работе над самыми значимыми альбомами последних четырёх лет, поработать с самыми влиятельными артистами современности.


Мне кажется, что мне удалось доказать людям, что в этой жизни все возможно. Если вы увидите что-то, и там будет написано моё имя, знайте, что это было создано для того, чтобы открыть миру огромные возможности. Когда-нибудь я стану руководителем компании, которая будет до последних дней приносить мне огромную прибыль, потому что я нашёл ответы на все интересующие меня вопросы. Я понимаю культуру. Я — её ядро